ВЕЙНБЕРГ  ПЁТР


Ах ты, плут мальчишка...
Негордый человек
Он был титулярный советник...
Перед стройною девицей...



Ах ты, плут мальчишка...

 Ах ты, плут мальчишка,
Сын мой ненаглядный!
На тебя гляжу я
С нежностию жадной.

 Ты идешь, каналья,
Тоже вслед за веком,
Будешь ты, я вижу,
Дельным человеком!

Полон я блаженства
И надежды сладкой,
Глядя, как ты часто
Подбежишь украдкой

К моему комоду,
Ловко ключ приладишь
И оттуда быстро
Гривенник украдешь;

И потом слежу я
В чистом наслажденьи,
Как ты эти деньги
Пустишь в обращенье,

 Как сестру родную
Ими ты ссужаешь
И потом с нее же
Вдвое получаешь...

Как не восхищаться,
Глядя, как порою
Ты перед вельможей
Гнешься занятою;

Как ты понимаешь,
Кто богат и знатен,
Как в делах ты ловок,
Тонок, аккуратен!

Бестия мальчишка,
Сын мой несравненный,
Ах, какой ты будешь
Рыцарь современный!
 
1858 г.


Негордый человек

Родитель мой, готовясь кинуть
Сей свет,
Мне дал такой благоразумный
Совет:

«Мой сын, ничем не брезгай в мире,
Смотри
И всё, что только брать возможно,
Бери».

С тех пор храню я свято мудрый
Приказ,
На всё глядит с участьем теплым
Мой глаз.

Не мучась в гордой, бесполезной
Борьбе,
Я всё, что можно, прибираю
К себе.

Увижу ль где галоши лучше
Моих -
Беру без спеси безрассудной
И их.

Платок увижу ли хороший -
Возьму.
Кто может денег дать - нет спуска
Тому.

Мне дали раз отличный перстень -
Чужой,
Чтоб передать его особе
Другой;

Я рассудил, что буду глупый
Педант,

Когда отдам такой отличный
Брильянт.

Другой бы брезгать стал, стыдиться,
А я
Не знаю спеси, и вещица -
Моя.

Как птица божия, не сею,
Но жну,
И помню заповедь благую
Одну:

«Мой сын, ничем не брезгай в мире,
Смотри
И всё, что только брать возможно,
Бери!»

1859 г.


Он был титулярный советник...

Он был титулярный советник,
Она - генеральская дочь;
Он робко в любви объяснился,
Она прогнала его прочь.

Пошел титулярный советник
И пьянствовал с горя всю ночь,
И в винном тумане носилась
Пред ним генеральская дочь.

1859 г.


Перед стройною девицей...

Перед стройною девицей,
Наклонившись к ней красиво,
Долговязый франтик что-то
Шепчет ей красноречиво.

Страстно девушка внимает,
Будто слышит диво-сказки,
И огнем желаний пылких
Блещут черненькие глазки.

Что же франтик долговязый
Шепчет этой деве милой?
О любви ли пылкой, вечной,
Неизменной за могилой?
 
О блаженстве ли высоком
Жизнь пройти одной дорогой
И любовью упиваться
Вместе в хижине убогой?

Нет, не эти речи льются
К деве франтом долговязым...
Он ей шепчет, что сегодня
Взял он триста акций разом;

Что, судя по всем расчетам,
Это чудо, а не дело
И на верных семь процентов
Положиться можно смело.

Страстно девушка внимает,
Блещут черненькие глазки,
И на франта упадает
Взор участия и ласки.

«Вот кто послан мне судьбою! -
Шепчет юное созданье... -
Семь процентов, семь процентов!
Это рай, очарованье!»

На других она не смотрит,
И не слышит комплиментов,
И, забывшись, только шепчет:
«Семь процентов! Семь процентов!»

1859 г.

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога