К основному контенту
ВОЗНЕСЕНСКИЙ,  ВОЛОШИН



ВОЗНЕСЕНСКИЙ  АНДРЕЙ 

Песня акына
Сага
Миллион роз
Друг мой, мы зажились


Песня акына

Не славы и не коровы,
не шаткой короны земной -
пошли мне, господь, второго, -
чтоб вытянул петь со мной!

Прошу не любви ворованной,
не денег, не орденов -
пошли мне, господь, второго, -
чтоб не был так одинок.

Чтоб было с кем пасоваться,
аукаться через степь,
для сердца, не для оваций,
на два голоса спеть!

Чтоб кто-нибудь меня понял.
Не часто, ну, хоть разок,
из раненых губ моих поднял
царапнутый пулей рожок.

И пусть мой напарник певчий,
забыв, что мы сила вдвоём,
меня, побледнев от соперничества,
прирежет за общим столом.

Прости ему. Пусть до гроба
одиночеством окружён.
Пошли ему, бог, второго -
такого, как я и он.

1971 г.

Сага

Ты меня на рассвете разбудишь,
проводить необутая выйдешь.
Ты меня никогда не забудешь.
Ты меня никогда не увидишь.

Заслонивши тебя от простуды,
я подумаю: «Боже всевышний!
Я тебя никогда не забуду.
Я тебя никогда не увижу».

Эту воду в мурашках запруды,
это Адмиралтейство и Биржу
я уже никогда не забуду
и уже никогда не увижу.

Не мигают, слезятся от ветра
безнадежные карие вишни.
Возвращаться - плохая примета.
Я тебя никогда не увижу.

Даже если на землю вернёмся
мы вторично, согласно Гафизу,
мы, конечно, с тобой разминёмся.
Я тебя никогда не увижу.

И окажется так минимальным
наше непониманье с тобою
перед будущим непониманьем
двух живых с пустотой неживою.

И качнётся бессмысленной высью
пара фраз, залетевших отсюда:
«Я тебя никогда не забуду.
Я тебя никогда не увижу».

1977 г.


Миллион роз

Жил-был художник один,
домик имел и холсты.
Но он актрису любил,
ту, что любила цветы.

Он тогда продал свой дом -
продал картины и кров -
и на все деньги купил
целое море цветов.

Миллион, миллион, миллион алых роз
из окна, из окна, из окна видишь ты.
Кто влюблён, кто влюблён,
                          кто влюблён - и всерьёз! -
свою жизнь для тебя превратит в цветы.

Утром встаёшь у окна -
может, сошла ты с ума?
Как продолжение сна,
площадь цветами полна.

Похолодеет душа -
что за богач там чудит?
А за окном без гроша
бедный художник стоит.

Встреча была коротка.
В ночь её поезд увёз.
Но в её жизни была
песня безумная роз.

Прожил художник один.
Много он бед перенёс.
Но в его жизни была
целая площадь из роз.

1981 г.


Друг мой, мы зажились

Друг мой, мы зажились. Бывает.
Благодать.
Раз поэтов не убивают,
значит, некого убивать.

1975




ВОЛОШИН  МАКСИМИЛИАН

Corona Astralis (Фрагмент)

Изгнанники, скитальцы и поэты –
Кто жаждал быть, но стать ничем не смог...

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

ЭРЕНБУРГ  ИЛЬЯ Возмездие Я бы мог прожить совсем иначе... Возмездие Она лежала у моста. Хотели немцы Её унизить. Но была та нагота, Как древней статуи простое совершенство, Как целомудренной природы красота. Её прикрыли, понесли. И мостик шаткий Как будто трепетал под ношей дорогой. Бойцы остановились, молча сняли шапки, И каждый понимал, что он теперь - другой. На Запад шёл судья. Была зима как милость, Снега в огне и ненависти немота. Судьба Германии в тот мутный день решилась Над мёртвой девушкой, у шаткого моста. 1942 г. Я бы мог прожить совсем иначе... Я бы мог прожить совсем иначе, И душа когда-то создана была Для какой-нибудь московской дачи, Где со стенок капает смола, Где идёшь, зарёю пробуждённый, К берегу отлогому реки, Чтоб увидеть, как по влаге сонной Бегают смешные паучки. Милая, далёкая, поведай, Отчего ты стала мне чужда, Отчего к тебе я не приеду, Не смогу приехать никогда?.. Февраль или март 1913 г.
ИВАНОВ,  ИМБЕР ИВАНОВ  АЛЕКСАНДР (Пародии) Белле Ахмадулиной Величальная Вступление в поэму Жуткий случай Заколдованный круг Иосифу Кобзону Мой пёс и я Он может, но... Писание и дыхание Посвящение Ларисе Васильевой Родословная Белле Ахмадулиной Она читала, я внимал То с восхищеньем, то с тоскою... Нет, смысла я не понимал, Но впечатленье – колдовское. Величальная Каким здоровьем нужно обладать, чтоб быть на свете русским человеком! Какую ж нужно силушку иметь, чтоб всю отдать и стать ещё сильнее!                                                                        Феликс Чуев Мне гордости вовеки не избыть, я горд всегда и не могу иначе. Каким же нужно фантазёром быть, чтоб всё спустить и стать ещё богаче! Как нашему народу не воздать, как из него не сотворить кумира. Каким здоровьем нужно обладать, чтоб всё сгноить и содержать полмира! Кто б мог такое, кроме нас, суметь – терпеть гордясь, склоняться и н
КАЗАКОВА РИММА Постарею, побелею, как земля зимой... Дураки По поводу нового-старого гимна Постарею, побелею, как земля зимой... Постарею, побелею, как земля зимой. Я тобой переболею, ненаглядный мой. Я тобой перетоскую, переворошу, по тебе перетолкую, что в себе ношу. До небес и бездн достану, время торопя. И совсем твоею стану – только без тебя. Мой товарищ стародавний, суд мой и судьба, я тобой перестрадаю, чтоб найти себя. Я рискну ходить по краю в огненном краю. Я тобой переиграю молодость свою. Переходы, перегрузки, долгий путь домой... Вспоминай меня без грусти, ненаглядный мой. 1970 Дураки Живут на свете дураки: На бочку мёда – дёгтя ложка. Им, дуракам, всё не с руки Стать поумнее, хоть немножко. Дурак – он как Иван-дурак, Всех кормит, обо всех хлопочет. Дурак – он тянет, как бурлак. Дурак во всём – чернорабочий. Все спят - он, дурень, начеку. Куда-то мчит, за что-то