0122  ФИЛАТОВ  ЛЕОНИД

1480 Вариации на тему мультфильма “Ну, погоди!”
1481 Високосный год
1482 Таганка - 75


1480 Вариации на тему мультфильма “Ну, погоди!”

ДАВИД САМОЙЛОВ

Мне захотелось выпить и поесть.
Я заглянул в кафе. Меня знобило.
Внесли графин. В графине что-то было.
И я подумал: "В этом что-то есть!"

Я сел за столик. Рядышком, в углу,
Сидели Волк и Заяц. Их беседа
Была занятной. На правах соседа
Я наблюдал их странную игру.

Вначале Заяц плюнул Волку в суп.
Потом смахнул под стол его цыплёнка.
Он сделал это столь умно и тонко,
Что Волк подумал: "Ба, да он не глуп!"

Тщедушный Заяц был ничтожно мал
В сравненьи с Волком, истинным гигантом,
Зато превосходил его талантом,
И Волк прекрасно это понимал.

Подумав, Заяц вылил Волку в торт
Остатки недопитого глинтвейна.
Он сделал это столь интеллигентно,
Что Волк подумал: "Эк воспитан, чёрт!"

Противники заспорили всерьёз.
Столкнулись глыбы двух мировоззрений.
Добро и Зло. Посредственность и Гений.
Дантес и Пушкин. Мускус и навоз.

Тут Заяц вдруг нанёс врагу прямой
Удар, вложив в него всю силу духа.
Удар пришёлся Волку прямо в ухо,
И Волк подумал: "Амба, боже мой!"

Отважный Заяц знал в ударах толк,
Он понимал, что глупо ждать ответа.
Легко представить, что ему на это
Ответил бы духовно нищий Волк.

Меж тем внесли горячую фасоль,
Душистый плов спешил за ней вдогонку.
Я битый час вертел в руках солонку,
И вдруг меня пронзило: "В этом - соль!"


АНДРЕЙ ВОЗНЕСЕНСКИЙ

Травят зайца!..
              Веками травят.
Травят в Африке
              и в Австралии.
Во Флориде
              и в Арканзасе
Травят зайца!
Травят зайца!
             Несёт цианистым!..
Кто посмел
Быть инициатором?..
Проклинаю того мерзавца!
Травят зайца!..

Заяц был юн и неопытен. Он выскочил на поляну,
ослепительно белый, как трусики св. Инессы. Гони, Косой!..

Блещет фикса.
Хрустит манишка.
Волк страшен, как анатомичка.
Кто рискнул бы с таким связаться?..
Травят зайца!..
Морфинист, доходяга, циник,
Грудь в наколках и лапы в цыпках.
Вот он, срам твой, цивилизация!
Травят зайца!..

Волку было под сорок. Он был безнадёжно сер,
как макинтош лондонского клерка. Атас, Косой!..
Травят зайца!..
Да как старательно!
Травят в прессе, в кино, но радио.
В баснях, в пьесах, в экранизациях —
Травят зайца!..
Травят зайца!..
Смотреть противно!
Травят бомбами и тротилом.
Безработицей и инфляцией.
Травят зайца!..

Вспоминаю свой фотопортрет на страницах парижского «Фигаро».
Самодовольная физиономия в заячьем малахае. Прости, Косой!..

P.S. Он, усталый, лежал в снегу.
Полуангел. Полурагу.


ЮЛИЯ ДРУНИНА

Прошлой ночью снились мне ученья
Энского стрелкового полка,
Но на середине — вот мученье —
Мне пришлось проснуться от звонка.

Я — девчонка фронтовой закваски.
Мне на крем и пудру наплевать.
Как спала — с гранатою и в каске, —
Так и побежала открывать.

У меня на штатских нюх отменный,
Враз определяю, что к чему.
Вижу, хлопец. Вижу, не военный.
Вижу, Заяц, судя по всему.

Без сапог, без каски, без одёжи,
Кровь на лбу совсем ещё свежа…
— "Сзади — полк?" — спросила я без дрожи.
— "Сзади — Волк!" — ответил он, дрожа.
На себя от страха не похожий,
Заяц был измучен и продрог.
Я ему на коврике в прихожей
Разложила лёгкий костерок.

Что до Волка — быть ему в уроне,
Слишком он нахален, этот Волк.
Не скажу — в стихах, но — в обороне
Я ещё покамест знаю толк.

Зря я, что ли, бегала всё лето
С просьбами и жалобами, чтоб
Выбить разрешенье Моссовета
Перестроить кухню под окоп?..

Волк, конечно, храбр и бесшабашен,
Только как он, глупый, не поймёт,
Что в родном окопе мне не страшен
Собранный им за ночь миномет!..
1976


1481 Високосный год

О, високосный год – проклятый год
Как мы о нём беспечно забываем
И доверяем жизни хрупкий ход
Всё тем же пароходам и трамваям.

А между тем в злосчастный этот год
Нас изучает пристальная линза
Из тысяч лиц – не тот..., не тот..., не тот...
Отдельные выхватывая лица.

И некая верховная рука,
В чьей воле все кончины и отсрочки,
Раздвинув над толпою облака,
Выхватывает нас поодиночке.

А мы бежим, торопимся, снуём, -
Причин спешить и впрямь довольно много -
И вдруг о смерти друга узнаём,
Наткнувшись на колонку некролога.

И стоя в переполненном метро,
Готовимся увидеть это въяве:
Вот он лежит, лицо его мертво.
Вот он в гробу. Вот он в могильной яме...

Переменив прописку и родство,
Он с ангелами топчет звёздный гравий,
И всё что нам осталось от него, -
С полдюжины случайных фотографий.

Случись мы рядом с ним в тот жуткий миг -
И Смерть бы проиграла в поединке...
Она б взяла его за воротник,
А мы бы ухватились за ботинки.

Но что тут толковать, коль пробил час!
Слова отныне мало что решают,
И, сказанные десять тысяч раз,
Они друзей - увы! - не воскрешают.

Ужасный год!... Кого теперь винить?
Погоду ли с её дождём и градом?
...Жить можно врозь. И даже не звонить.
Но в високосный год держаться рядом.
1980


1482 Таганка - 75
(литературные пародии)

ЕВГЕНИЙ ЕВТУШЕНКО

Мне говорил портовый грузчик Джо,
Подпольный лидер левого движенья:
«Я плохо понимайт по-русски, Женья,
Но знаю, что Таганка — хорошо!»

Потягивая свой аперитив,
Мне говорил знакомый мафиозо:
«Таганка, Женья, это грандиозно!
Мадонна, мне бы этот коллектив!..»

Душою ощущая ход времён,
Забитая испанская крестьянка
Сказала мне по-русски: «О, Таганка!
Проклятый Франко, если бы не он...»

Звезда стриптиза, рыжая Эдит,
Сказала, деловито сняв рейтузы:
«Ты знаешь, Женя, наши профсоюзы
Считают, что Таганка победит!..»

О том же, сохраняя должный пыл,
Мне говорили косвенно и прямо —
Рабиндранат Тагор, и далай-лама,
И шахиншах... фамилию забыл...

Меня пытал главарь одной из хунт,
Он бил меня под дых и улыбался:
«Ну что, таганский выкормыш, попался?
А ну положь блокнот и стань во фрунт!..»

Таганка, ты подумай, каково
Мне в сорок лет играть со смертью в прятки!..
Но я смолчал. Я сдюжил. Всё в порядке.
Они про вас не знают НИ-ЧЕ-ГО!


РОБЕРТ РОЖДЕСТВЕНСКИЙ

Может, это прозвучит
Резко,
Может, это прозвучит
Дерзко.
Но в театры я хожу
Редко,
А Таганку не люблю
С детства.

Вспоминается такой
Казус,
Вспоминается такой
Случай:
Подхожу я как-то раз
К кассе,
Эдак скромно, как простой
Слуцкий.

Говорю, преодолев
Робость, —
А народищу кругом —
Пропасть! —
Мол, поскольку это я,
Роберт,
То нельзя ли получить
Пропуск?..

А кассир у них точь-в-точь
Робот,
Смотрит так, что прямо дрожь
Сводит:
«Ну и что с того, что ты —
Роберт?
Тут до чёрта вас таких
Ходит!»

Вот же, думаю себе,
Дурни! —
А в толпе уже глухой
Ропот! —
Да сейчас любой олень
В тундре
Объяснит вам, кто такой Роберт!

В мире нет ещё такой
Стройки,
В мире нет ещё такой
Плавки,
Чтоб я ей не посвятил
Строчки,
Чтоб я ей не уделил
Главки!

Можно Лермонтова знать
Плохо,
Можно Фета пролистать
Вкратце,
Можно вовсе не читать
Блока,
Но... всему же есть предел,
Братцы!

...Но меня, чтоб я не стал
Драться,
Проводили до дверей
Группой...
Я Таганку не люблю,
Братцы.
Нехороший там народ,
Грубый.


АНДРЕЙ ВОЗНЕСЕНСКИЙ

Таганка, девочка,
Пижонка, дрянь!..
Что ты наделала,
Ты только глянь!..

О, Апокалипсис
Всея Москвы...
Толпа, оскалившись,
Крушит замки!..

Даёшь билетики!..
А им в ответ:
Билетов нетути!
Физкульт-привет!..

Такое скопление людей я видел только трижды в жизни: во время студенческих волнений в Гринвич-Виллидж, на фресках Сикейроса и в фильмах Бондарчука.

Лоллобриджидочка,
Чернявый бес,
Вы были в джинсиках,
А стали — без!..

Очкарик и свитере,
Второй Кювье,
О как вам свистнули
По голове!..

Профессор с Запада,
Заморский гость,
Где ваши запонки,
А также трость?..

Знаменитости стояли в очереди особняком. Банионис кричал: «Я — Гойя!» Ему не верили. Все знали, что Гойя — Я.

Кассирша в ботиках
И в бигуди
Вопит: о Господи,
Не погуби!..

Ату, лабазники,
Ату, рвачи!
Как ваши блайзеры
Трещат в ночи!..

Пусть мир за стеночкой
Ревёт в бреду!..
Сижу, застенчивый,
В шестом ряду.


СЕРГЕЙ МИХАЛКОВ

Таганка и Фитиль
Басня

Один Фитиль, гуляя спозаранку,
Увидел у метро какую-то Таганку
И говорит: «Сестра,
Куда как ты остра,
Занозиста не в меру!
Слыхал, опять прихлопнули премьеру?
Вот я... Могу воткнуть свечу,
Кому хочу.
Однако же молчу!..
А ты? — Фитиль Таганку поучает. —
Худа, бледна,
Всегда в загоне и всегда одна...»
Таганка слушает и головой качает,
Потом тихонько отвечает:
«Фитиль, Фитиль, пошел ты на...» (1)

Мораль сей басни такова:
Таганка не всегда права.
Нельзя, когда стоишь с лауреатом,
Браниться матом.


(1)         «Фитиль» про-правительственный сатирический киножурнал под редакцией Сергея Михалкова.

Комментарии