0119  УТКИН  ИОСИФ

1469 Типичный случай
1470 Сердце
1471 Повесть о рыжем Мотэле


1469 Типичный случай

Двое тихо говорили,
Расставались и корили:
«Ты такая...»
«Ты такой!..»
«Ты плохая...»
«Ты плохой!..»
«Уезжаю в Лениград...
Как я рада!» «Как я рад!!!»

Дело было на вокзале,
Дело было этим летом,
Всё решили. Всё сказали.
Были куплены билеты.

Паровоз в дыму по пояс
Бил копытом на пути:
Голубой курьерский поезд
Вот-вот думал отойти.
«Уезжаю в Лениград...
Как я рада!» «Как я рад!!!»

Но когда... чудак в фуражке,
Поднял маленький флажок,
Паровоз пустил барашки,
Семафор огонь зажёг...

Но когда... двенадцать двадцать
Бьёт звонок. Один. Другой.
Надо было расставаться...
«До-ро-гая!»
«До-ро-гой...»
«Я такая!»
«Я такой!»
«Я плохая!»
«Я плохой!»
«Я не еду в Ленинград...
Как я рада!» «Как я рад!!!»
Ноябрь 1935


1470 Сердце

Ничего не пощадили -
Ни хорошее, ни хлам.
Всё, что было, разделили,
Разломали пополам.

Отдал книги, отдал полки...
Не оставил ничего!
Даже мелкие осколки
Отдал сердца своего.

Всё взяла. Любую малость -
Серебро взяла и жесть.
А от сердца отказалась.
Говорит - другое есть.
Июль 1935


1471 Повесть о рыжем Мотэле, господине инспекторе,
раввине Исайе и комиссаре Блох (1) (2)
(Фрагменты)

Глава первая

И дед и отец работали.
А чем он хуже других?
И маленький рыжий Мотэле
Работал
За двоих.
Чего хотел, не дали.
(Но мечты его с ним!)
Думал учиться в хедере, (3)
А сделали –
Портным.
Так что же?
Прикажете плакать?
Нет так нет!
И он ставил десять заплаток
На один жилет.

Счастье – оно игриво.
Жди и лови.
Вот: Мотэле любит Риву,
Но... у Ривы
Отец – раввин.
А раввин говорит часто,
И всегда об одном:
«Ей надо
Большое счастье
И большой
Дом».
Так мало, что сердце воет,
Воет как паровоз.
Если у Мотэле всё, что большое,
Так это только
Нос.

И сколько жизнь ни упряма,
Меньше, чем мало, – не дать.
И у Мотэле
Была мама,
Старая еврейская мать.

Трудно сказать про омут,
А омут стоит
У рта:
Всего...
Два...
Погрома...
И Мотэле стал
Сирота.

Этот день был таким новым,
Молодым, как заря!
Первый раз тогда в Кишинёве
Пели не про царя!

И дни затараторили,
Как торговка Мэд.
И евреи спорили:
«Да» или «нет»?
Так открыли многое
Мудрые слова,
Стала синагогою
Любая голова.

(1) Инспектор, полицмейстер - начальник полиции.
(2) Раввин - еврейский священнослужитель.
(3) Хедер - еврейская религиозная школа.


Глава вторая

Мэд
На базаре
Волнуется.
И не Мэд,
Весь
Ряд:
На вокзал
По улице
Прошёл
Отряд...
Но не к этому
Доводы,
Главное (чтоб он сдох!)
В отряде
С могендовидом (1)
Мотька
Блох!
Идёт по главной улице,
Как генерал на парад.
И Мэд на базаре волнуется,
И волнуется
Весь ряд.

Радостный путь не многим,
Не всем,
Как компот:
Одни ломают ноги,
Другие –
Наоборот.
Вот!

Ветер гнусит у околицы,
Горю раввина вторит.
По торе (2)
Раввин молится,
Гадает раввин
По торе.
Трогает рыжие кончики
Выцветшего талэса: (3)
«Скоро ли всё это кончится?
Сколько ещё осталося?»
Тени свечей,
Проталкиваясь,
Мутно растут
И стынут,
И кажется
Катафалком
Комната над раввином.

«Это прямо наказанье!
Вы слыхали?
Хаим Бэз
Делать сыну обрезанье
Отказался
Наотрез».
Первый случай в Кишинёве!
Что придумал, сукин сын?!
Говорит:
«До-воль-но кро-ви,
Ува-жае-мый рав-вин!!!»

В очереди
Люди
Ахают,
Ахают и жмут:
«Почему
Не дают
Сахару?
Сахару почему не дают?»
«Видимо,
Выдать
Лень ему». -
«Трудно заняться час?
Такую бы жизнь - Ленину,
Хорошую,
Как у нас!» -

...Ветер стих за околицей,
Прислушиваясь, стих:
Инспектор не о себе молится
О других.
Голос молитвы ровен.
Слово сменяется вздохом:
Дай бог
Жене здоровья,
Дай бог
Хворобы Блоху...

(1) Могендовид - “Щит Давида” (шестиконечная звезда) - еврейский религиозный знак.
(2) Тора - еврейское религиозное учение (книга).
(3) Талэс - еврейское молитвенное одеяние.


Глава третья

Мудрый раввин Исайя
Так мудр!
Так мудр!
Почти
Наизусть знает
Почти
Весь талмуд. (1)
Но выглядит всё-таки плохо:
Щукой на мели...
«Мне к комиссару Блоху...»
Его провели.
Надо куда-то деться:
«К чёрту!»
«К небесам!»
«До вас небольшое дельце,
Товарищ комиссар.
У каждого еврея
Должны дочери быть.
И каждому еврею
Надо скорее
Своих дочерей сбыть...

Вы - мужчина красивый,
Скажемте:
Зять как зять.
Так почему моей Ривы
Вам бы
Не взять?
Отцу хвалить не годится.
Но, другим не в укор.
Скажу:
Моя девица -
Девица до сих пор».
Белая, белая сажица!
Майский мороз!
Раввину уже кажется,
Что у Блоха...
Короче нос?!

Этот день был
Небесным громом,
Сотрясением твердынь!
Мэд видала,
Как вышел из дому
Инспектор - без бороды?!
Так, окончательно сломан,
Робок, как никогда,
Инспектор
Пришёл к портному,
Чтобы сказать:
«Да».

Маленький, жиденький столик.
(Ножка когда-то была.)
Инспектор сидит и колет (3)
«Текущие дела».
Путь секретарский тяжек:
Столько серьёзных слов!
Столь-ко серь-ёз-ных бу-ма-жек!
И на каждой:
«Блох», «Бобров».
Жутко: контроль на контроле.
Комиссия вот была...
Инспектор сидит и колет
«Текущие дела».
И... он мечтает - не больше
(Что же осталось ему?),
Как бы попасть
В Польшу
И не попасть
В тюрьму...

Все жаждем сахар, так сказать,
А получается иначе;
Да, если хочешь
Хохотать,
То непременно
Плачешь.

О-о-о время!
Плохо... Хорошо...
Оно и так
И этак вертит.
И если новым
Срок пришёл,
То, значит, старым -
Время смерти!
1924 - 1925, Иркутск - Москва

(1) Талмуд - еврейская религиозная книга.

(2) Колет - скрепляет вместе листки дела.

Комментарии