СОБОЛЕВ, СОЛОВЬЁВ


СОБОЛЕВ АЛЕКСАНДР
Александр Владимирович Соболев (Исаак Соболь)

Бухенвальдский набат
Милосердие
День на день так похож


Бухенвальдский набат

Люди мира, на минуту встаньте!
Слушайте,
слушайте:
гудит со всех сторон —
это раздается в Бухенвальде
колокольный звон.
Это возродилась и окрепла
в медном гуле праведная кровь.
Это жертвы ожили из пепла
и восстали вновь.

Сотни тысяч заживо сожженных
строятся, строятся
в шеренги, к ряду ряд.
Интернациональные колонны
с нами говорят:
—    Слышите громовые раскаты?
Это не гроза, не ураган —
это, вихрем атомным объятый,
стонет океан,
Тихий океан.

Люди мира, на минуту встаньте!
Слушайте,
слушайте:
гудит со всех сторон —
это раздается в Бухенвальде
колокольный звон.
Звон плывет,
плывет
над всей Землею,
и гудит взволнованно эфир:
—    Люди мира, будьте зорче втрое,
берегите мир,
берегите мир!

1958 г.

После создания песни Бухенвальдский набат, радио и телевидение отказались её передавать. Хор студентов исполнил песню на фестивале в Вене. Песня имела ошеломляющий эффект. Песню перевели на многие языки. После этого советское радио и телевидение стали передовать её по несколько раз в день. Были выпущены миллионы граммпластинок. Всю тяжесть славы принял на свои плечи композиотор Вано Мурадели. Ни в газетах, ни в журналах, ни в интервью - никогда и нигде имя автора стихов не упоминалось. Партия и правительство не могли допустить, чтобы автором прогремевшей на весь мир песни был еврей!
А поэт, Исаак Соболь, инвалид войны 2й группы, очень больной человек, жил в бараке на мизерную инвалидную пенсию. Штатная литературная работа в газетах и журналах ему была “не положена”. Стихи его не печатали.


Милосердие

Неправды здесь ни капли нет.


Лежал на койке госпитальной
полумертвец.
И падал свет
на странный взгляд его, печальный.
Не то уснул, не то дремал он,
укрытый мягким одеялом,
не то утих он навсегда
и погрузился в вечный холод...

Врач-капитан промолвил: — Да...
А жаль, солдат еще так молод!
Спускалась ночь.
Спускалась клеть
в подвал, в сырое подземелье...
Приблизилась неслышно Смерть,
уселась на краю постели.
—    Ну что ж, пора и на покой, —
сказала сипло, глуховато.
Солдат отвел ее рукой:
—    Нет, врешь, старуха, рановато,
до срока не хочу истлеть
твоим, карга, сожженный зельем!

Всю ночь покачивалась клеть
меж койкою и подземельем.

Ломало утро рубежи.
Солдат откинул одеяло...
у койки девушка стояла
и ласково спросила: — Жив?
Солдату протянула руку
и положила на плечо.
А он, все видя ту старуху,
шептал в бреду: — Мне горячо...
В пространстве сумрачном, безбрежном,
кровать качалась и плыла.
Пред ним в одежде белоснежной
сама Снегурочка была.
Но не из сказочного царства —
из лебединых рук ее
он принял воду и лекарство,
впадая снова в забытье.
А Смерть невидимо сидела
у изголовия его.
—    Старайся, девка, это — дело,
хе-хе... Посмотрим, кто — кого?..
Моя коса остра как бритва...

Двенадцать суток длилась битва.

Сестра махала полотенцем,
дул на больного ветерок,
кормила с ложки, как младенца,
за каждый радуясь глоток.
А он смотрел в глаза сестренке —
как много было в них тепла,
из них, казалось, струйкой тонкой
солдату в сердце жизнь текла...

Старалась Смерть.
Но как на камень
наткнулась вдруг ее коса.
Старуха развела руками
и прохрипела:
— Чудеса!
Веками я живых косила.
А тут, поди, девчушка, вот!..

И от солдата отступила:
—    А ну вас! Дел невпроворот!

Солдат и до сих пор живет!

1959 г.


День на день так похож

День на день так похож!.. Ну и что ж...
Время мчится с космической скоростью.
Торжествует над правдою ложь,
беззаконье глумится над совестью.

Я шагаю в леске налегке,
воздух полон февральскою свежестью.
Ни за что не поддамся тоске,
не сломить меня злу и невежеству.
Пусть сражаюсь один на один
с наседающим вражеским сонмищем,
сердце бьется покуда в груди,
и пока надо мной светит солнышко,
я врагам не отдам никогда
все, что мною добыто и сложено...

Нет, не только вода да еда,
человеку — свобода положена!

1968 г.



СОЛОВЬЁВ  ВЛАДИМИР


Я добился свободы желанной...
Своевременное воспоминание
Эпитафия
Потому ль, что сердцу надо...
Из письма




Я добился свободы желанной...

Я добился свободы желанной,
Что манила вдали словно клад, -
Отчего же с тоскою нежданной,
Отчего я свободе не рад?

Ноет сердце, и падают руки,
Всё так тускло и глухо вокруг
С рокового мгновенья разлуки,
Мой жестокий, мой сладостный друг.

3 Декабря 1892 г.



Своевременное воспоминание

Израиля ведя стезёй чудесной,
Господь зараз два дива сотворил:
Отверз уста ослице бессловесной
И говорить пророку запретил.
Далёкое грядущее таилось
В сих чудесах первоначальных дней,
И ныне казнь Моаба совершилась,
Увы! над бедной родиной моей.
Гонима, Русь, ты беспощадным роком,
Хотя за грех иной, чем Билеам,
Заграждены уста твоим пророкам
И слово вольное дано твоим ослам.

1887 г.


Эпитафия

Владимир Соловьёв
Лежит на месте этом.
Сперва был философ.
А ныне стал шкелетом.
Иным любезен быв,
Он многим был и враг;
Но, без ума любив,
Сам ввергнулся в овраг.
Он душу потерял,
Не говоря о теле:
Её диавол взял,
Его ж собаки съели.
Прохожий! Научись из этого примера,
Сколь пагубна любовь и сколь полезна вера.

15 июня 1892 г.


Потому ль, что сердцу надо...

Потому ль, что сердцу надо
Жить одним, одно любя,
Потому ль, что нет отрады
Не отдавшему себя;

Оттого ли, что судьбою
Наши сблизились пути,
И с тобой, с тобой одною
Мог я счастие найти, -

Оттого ли, потому ли, -
Но в тебе, в тебе одной
Безвозвратно потонули
Сердце, жизнь и разум мой.

Между 9 и 15 июня 1892 г.


Из письма

Во-первых, объявлю вам, друг прелестный,
Что вот теперь уж более ста лет,
Как людям образованным известно,
Что времени с пространством вовсе нет;
Что это только призрак субъективный,
Иль, попросту сказать, один обман.
Сего не знать есть реализм наивный,
Приличный ныне лишь для обезьян.
А если так, то, значит, и разлука,
Как временно-пространственный мираж,
Равна нулю, а с ней тоска и скука,
И прочему всему оценка та ж…
Сказать по правде: от начала века
Среди толпы бессмысленной земной
Нашлись всего два умных человека -
Философ Кант да прадедушка Ной.
Тот доказал методой априорной,
Что, собственно, на всё нам наплевать,
А этот - эмпирически бесспорно:
Напился пьян и завалился спать.

1890 г.

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога